Форум настоящих друзей-это победа разума над тщеславием

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



социальная психология

Сообщений 1 страница 10 из 24

1

http://social.psypublica.ru/13/
тут в кратце ответы на домашние задание.

книга Андреевой
http://psylib.org.ua/books/andrg01/index.htm

ну и вот тож интересный сайт,там в поисковик забить "Социальная психология" далее раздел психология.
  http://www.glossary.ru

http://www.people.nnov.ru/jg/soc.htm
вот еще ссылка на социологию.

0

2

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ — отрасль психологии, изучающая закономерности поведения и деятельности людей, обусловленные фактом их включения в социальные группы, а также психологические характеристики самих этих групп. В течение длительного периода социально-психологические взгляды разрабатывались в рамках различных философских учений. Элементы С. п. складывались и внутри конкретных наук — в психологии и социологии, а также в антропологии, этнографии, криминологии, языкознании. Ко второй половине XIX в. относятся первые попытки создания самостоятельных социально-психологических концепций: “психология народов” (М.Лацарус, X.Штейнталь, В.Вундт), “психология масс” (С.Сигеле, Г.Лебон), теория “инстинктов социального поведения” (В.Макдугалл). Началом существования С. п. как особой дисциплины считается 1908 г., когда одновременно появились работы английского психолога У. Макдугалла и американского социолога Э.Росса, в названиях которых содержался термин “С. п.”. После первой мировой войны в США и других странах велась разработка комплексов социально-психологических проблем в производстве, армии, пропаганде и т. д., а также общих методологических принципов построения С. п. как экспериментальной науки. Однако С. п. (прежде всего в США), в которой ведущую роль играл метод лабораторного эксперимента, сделала чрезмерный акцент на малой группе (см. Группа малая). Это привело к недооценке теоретических, мировоззренческих аспектов С. п., игнорированию реальных социальных проблем, утрате “социального контекста”. В произведениях классиков марксизма-ленинизма содержатся принципиальные исходные положения и основания С. п., касающиеся природы общественных отношений, соотношения индивидуального и общественного сознания, понимания личности как совокупности общественных отношений и др. Воплощение этих принципов в реальную практику исследований, потребовавшее значительного времени, способствовало развитию советской С. п. Большую роль в этом процессе сыграли успехи, достигнутые в области общей психологии, что позволило советской С. п. опереться на фундамент таких диалектико-материалистических принципов, как принцип единства сознания и деятельности и др. Сейчас уже можно говорить о существовании системы марксистского социально-психологического знания. С. п. как наука включает в себя следующие основные разделы: закономерности общения и взаимодействия людей (в частности, роль общения в системе общественных и межличностных отношений); психологические характеристики социальных групп, как больших (классы, нации), так и малых (где изучаются такие явления, как сплоченность, лидерство, процесс принятия групповых решений и др.); психология личности (сюда, в частности, относятся проблемы социальной установки, социализации и др.); практические приложения С. п. В советской С. п. рассмотрение всех этих проблем осуществляется на основе принципа деятельности (см. Деятельностный подход), что означает исследование социально-психологических явлений в реальных социальных группах, объединенных совместной деятельностью, при условии, что указанная деятельность опосредствует всю систему внутригрупповых процессов. Это позволяет понять каждую группу как единицу во всей совокупности общественных отношений и вскрыть механизмы развития группы, превращения ее из диффузной группы (см. Группа диффузная) в коллектив. С. п., построенная на таких методологических принципах, в состоянии выполнить свою основную практическую задачу — способствовать оптимизации управления социальными процессами. Большое значение приобретает также создание психологической службы, которая могла бы обеспечить решение прикладных проблем С. п. в экономике, в системе воспитания, в сфере массовой информации, в спорте, в сфере быта и семьи.

0

3

Эрик Берн. Сказка про Красную Шапочку
Отрывок из книги «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры»
Сказка про Красную Шапочку
Жила-была   милая   маленькая  девочка  по  имени  Красная Шапочка.  Однажды мать послала ее  отнести  бабушке  пирожок  и горшочек  масла.  Путь  пролегал  через  лес, где она встретила соблазнителя - волка. Девочка показалась ему лакомым  кусочком.  Волк  уговорил  ее  погулять  в  лесу,  погреться на солнышке и собрать цветы для бабушки. Пока девочка  развлекалась  в  лесу, волк  отправился  к  бабушке  и съел старую леди. Когда девочка наконец прибыла,  волк,  притворившись  бабушкой,  попросил  ее прилечь  рядом на кровать. Девочка вскоре усомнилась, что перед ней действительно старая леди. Тогда волк съел Красную Шапочку, очевидно,  не  прожевывая.  Но  потом  пришел  охотник  и  спас девочку, разрезав волку живот и заодно освободив бабушку. Затем Красная  Шапочка  помогла охотнику набить волчий живот камнями.  Согласно другим версиям, девочка звала  на  помощь,  и  охотник убил  волка  топором  в тот момент, когда волк собирался съесть Красную Шапочку.
Перед  нами  опять  разыгрывается сцена похищения. Могучее животное завлекает девочку  обманным  путем.  Волк  любит  есть детей,  но  вместо  девочки  в  его животе оказываются камни. С точки зрения  «марсианина»,  эта  история  вызывает  целый  ряд интересных  вопросов. Он принимает ее на веру целиком, вместе с говорящим волком, хотя с таковым никогда  не  сталкивался.  Но, размышляя   о  случившемся,  он  гадает:  «Что  все  это  может означать?» и «Что представляют собой люди, с которыми это могло случиться?»
Сказка о Красной Шапочке с точки зрения марсианина
...Однажды  мать  послала  Красную Шапочку отнести пирожок бабушке, которая жила за лесом.  По  дороге  девочка  встретила волка. Вопрос: какая мать пошлет маленькую девочку в путь через лес, где водятся волки? Почему она не отнесла еду сама  или  не пошла  с  дочерью?  Если  бабушка столь беспомощна, почему мать позволяет ей жить одной в отдаленной хижине? Но если уж девочке обязательно  надо  было  идти,  то  почему мать не запретила ей останавливаться и заговаривать с волками? Из истории ясно,  что Красная  Шапочка  не  была предупреждена о возможной опасности.  Ни одна настоящая мать не может  быть  в  действительной  жизни столь  беспечной,  поэтому  создается  впечатление,  будто мать совсем не волновало, что произойдет с дочерью, или  она  решила от нее избавиться. В то же время, едва ли найдется другая такая же бестолковая маленькая девочка. Как могла она, увидев  волчьи глаза,  уши,  лапы  и  зубы,  все  еще думать, что перед ней ее бабушка?  Почему не бросилась бежать из  дома?  И  кем  же  она была,  если  потом  помогала  набивать  волчий живот камнями! В любом случае, всякая добрая девочка после разговора с волком не стала  бы  собирать  цветочки,  а сообразила бы: «Он собирается съесть мою бабушку, надо скорее бежать за помощью».
Даже  бабушка  и  охотник  не свободны от подозрений. Если посмотреть на эту историю как  на  драму  с  участием  реальных людей,  причем  увидеть каждого со своим собственным сценарием, то мы заметим, как аккуратно (с  точки  зрения  марсианина)  их личности сцеплены друг с другом.
1. Мать, видимо, стремится избавиться от дочери с помощью «несчастного  случая»,  чтобы  в  конце   истории   разразиться словами:  «Ну  разве  это не ужасно! Нельзя даже пройти по лесу без того, чтобы какой-нибудь волк...»
2. Волк,  вместо  того, чтобы питаться кроликами и прочей живностью, явно живет выше своих возможностей. Он мог бы знать, что плохо кончит и сам накличет на себя беду. Он наверное читал в юности Ницше (если может говорить и подвязывать чепец, почему бы  ему его не читать?). Девиз волка: «Живи с опасностью и умри со славой».
3. Бабушка  живет  одна  и  держит дверь незапертой. Она, наверное, надеется на  что-то  интересное,  чего  не  могло  бы произойти,  если  бы  она  жила со своими родственниками. Может быть, поэтому она не  хочет  жить  с  ними  или  по  соседству.  Бабушка кажется достаточно молодой женщиной - ведь у нее совсем юная внучка.  Так почему бы ей не искать приключений?
4. Охотник  -  очевидно,  это  тот  спаситель,  которому нравится наказывать  побежденного  соперника  с  помощью  милой маленькой особы. Перед нами явно подростковый сценарий.
5. Красная  Шапочка сообщает волку, где он может ее снова встретить, и даже залезает к нему в постель. Она явно играет  с волком. И эта игра заканчивается для нее удачно.

В  этой  сказке  каждый  герой  стремится к действию почти любой ценой. Если брать результат таким, каков он есть на самом деле,  то  все  в  целом  -  интрига,  в  сети  которой попался несчастный  волк:  его  заставили  вообразить  себя   ловкачом, способным одурачить кого угодно, использовав девочку в качестве приманки. Тогда мораль  сюжета,  может  быть,  не  в  том,  что маленьким девочкам надо держаться подальше от леса, где водятся волки, а в  том,  что  волкам  следует  держаться  подальше  от девочек,  которые  выглядят  наивно,  и  от  их бабушек. Короче говоря: волку нельзя гулять в лесу одному. При  этом  возникает еще интересный вопрос: что делала мать, отправив дочь к бабушке на целый день?
Если  читатель  увидит  в этом анализе цинизм, то советуем представить  себе  Красную  Шапочку  в  действительной   жизни.  Решающий  ответ  заключается  в  вопросе:  кем

0

4

Эрик Берн. Процесс общения

Процесс  общения  между  людьми мы предлагаем очень кратко
рассмотреть в следующем направлении.
Известно, что младенцы,  лишенные  в  течение  длительного
времени  физического  контакта  с людьми, деградируют и в конце
концов погибают. Следовательно, отсутствие эмоциональных связей
может  иметь  для  человека  фатальный  исход.  Эти  наблюдения
подтверждают  мысль  о  существовании  сенсорного  голода  и  о
необходимости в жизни ребенка  стимулов,  которые  обеспечивают
ему физический контакт. К этому выводу весьма нетрудно прийти и
на основе повседневного опыта.
Подобный  феномен  можно  наблюдать  и  у взрослых людей в
условиях сенсорной депривации. Имеются экспериментальные данные
показывающие, что сенсорная депривация может вызвать у человека
временный  психоз  или  стать  причиной  временных  психических
нарушений.  Замечено,  что  социальная  и  сенсорная депривации
столь же пагубно влияют на людей, приговоренных  к  длительному
одиночному  заключению, которое вызывает ужас даже у человека с
пониженной чувствительностью к физическим наказаниям.
Вполне вероятно, что в биологическом плане эмоциональная и
сенсорная  депривации  чаще  всего  приводят   к   органическим
изменениям   или   создают   условия   для   их  возникновения.
Недостаточная  стимуляция  активирующей  ретикулярной  формации
мозга   может   привести,   даже   косвенно,  к  дегенеративным
изменениям в нервных клетках.  Разумеется,  это  явление  может
быть и результатом недостаточного питания. Однако недостаточное
питание в свою очередь может быть вызвано апатией, например как
это  бывает  у  младенцев  в  результате крайнего истощения или
после длительной болезни.
Можно предположить, что существует биологическая  цепочка,
ведущая  от эмоциональной и сенсорной деприваций через апатию к
дегенеративным изменениям и  смерти.  В  этом  смысле  ощущение
сенсорного  голода  следует  считать  важнейшим  состоянием для
жизни человеческого организма, по сути так же, как  и  ощущение
пищевого  голода.  У  сенсорного  голода  очень  много общего с
пищевым голодом, причем  не  только  в  биологическом,  а  и  в
психологическом   и   социальном   плане.  Такие  термины,  как
«недоедание», «насыщение», «гурман»,  «человек  с  причудами  в
еде»,  «аскет»,  можно  легко  перенести  из  области питания в
область ощущений. Переедание—это в  каком-то  смысле  то  же
самое,  что  и  чрезмерная  стимуляция.  В  обеих  областях при
обычных условиях и большом разнообразии выбора  предпочтение  в
основном зависит от индивидуальных склонностей и вкусов. Вполне
возможно,     что     индивидуальные    особенности    человека
предопределены конституциональными особенностями организма.  Но
это  не  имеет отношения к обсуждаемым проблемам. Вернемся к их
освещению.
Для  психолога  и   психотерапевта,   изучающих   проблемы
сенсорного  голода,  представляет  интерес  то, что происходит,
когда  в  процессе   нормального   роста   ребенок   постепенно
отдаляется  от матери. После того как период близости с матерью
завершен, индивид всю  остальную  жизнь  стоит  перед  выбором,
который  в  дальнейшем  будет  определять  его  судьбу. С одной
стороны,  он  постоянно  будет  сталкиваться   с   социальными,
физиологическими  и  биологическими  факторами, препятствующими
продолжительной  физической  близости  того  типа,   какую   он
испытывал,   будучи   младенцем.   С  другой  стороны,  человек
постоянно стремится к такой близости. Чаще всего ему приходится
идти на компромисс. Он учится довольствоваться едва  уловимыми,
иногда   только  символическими  формами  физической  близости,
поэтому даже простой намек на узнавание в какой-то  мере  может
удовлетворить  его,  хотя  исходное  стремление  к  физическому
контакту сохранит первоначальную остроту.
Компромисс этот можно называть по-разному, но, как  бы  мы
его  ни называли, результатом является частичное преобразование
младенческого сенсорного голода  в  нечто,  что  можно  назвать
потребностью  в  признании  (По-английски  этот  термин  звучит
recognition-hunger  (голод  по  признанию)  и  вместе  с  тремя
другими   терминами   --   сенсорный  голод,  пищевой  голод  и
структурный голод—образует систему  параллельных  терминов).
По   мере   того   как  усложняется  путь  к  достижению  этого
компромисса, люди все больше отличаются друг от друга  в  своем
стремлении   получить   признание.  Эти  отличия  делают  столь
разнообразным социальное взаимодействие и  в  какой-то  степени
определяют   судьбу  каждого  человека.  Киноактеру,  например,
бывают необходимы постоянные восторги  и  похвалы  (назовем  их
«поглаживаниями»)  от даже неизвестных ему поклонников. В то же
время научный работник может пребывать в прекрасном моральном и
физическом состоянии, получая лишь одно «поглаживание» в год от
уважаемого им коллеги.
«Поглаживание»—это лишь наиболее общий термин,  который
мы  используем  для обозначения интимного физического контакта.
На практике он  может  принимать  самые  разные  формы.  Иногда
ребенка  действительно поглаживают, обнимают или похлопывают, а
порой шутливо щиплют или слегка щелкают по лбу. Все эти способы
общения имеют свои  аналоги  в  разговорной  речи.  Поэтому  по
интонации и употребляемым словам можно предсказать, как человек
будет  общаться с ребенком. Расширив значение этого термина, мы
будем  называть  «поглаживанием»  любой   акт,   предполагающий
признание   присутствия   другого   человека.   Таким  образом,
«поглаживание» будет у нас одной из основных единиц социального
действия. Обмен «поглаживаниями» составляет трансакцию, которую
в свою очередь мы определяем как единицу общения.
Основной принцип теории игр  состоит  в  следующем:  любое
общение  (по сравнению с его отсутствием) полезно и выгодно для
людей. Этот факт был подтвержден экспериментами на крысах: было
показано, что физический контакт благоприятно влиял  не  только
на  физическое  и  эмоциональное развитие, но также на биохимию
мозга и даже на  сопротивляемость  при  лейкемии.  Существенным
обстоятельством   явилось   то,   что   ласковое   обращение  и
болезненный   электрошок   оказались   одинаково    эффективным
средством поддержания здоровья крыс.
СТРУКТУРИРОВАНИЕ ВРЕМЕНИ
Наши  исследования  позволяют  сделать  вывод  о  том, что
физический контакт при уходе  за  детьми  и  его  символический
эквивалент  для  взрослых людей—«признание»—имеют большое
значение в жизни человека. В связи с  этим  мы  задаем  вопрос:
«Как  ведут себя люди после обмена приветствиями, независимо от
того, было ли это молодежное «Привет!» или многочасовой  ритуал
встречи, принятый на Востоке?» В результате мы пришли к выводу,
что  наряду  с  сенсорным  голодом  и  потребностью в признании
существует также  и  потребность  в  структурировании  времени,
которую мы назвали структурный голод.
Хорошо известна проблема, часто встречающаяся у подростков
после  первой встречи: «Ну и о чем мы потом с ней (с ним) будем
говорить?» Этот вопрос возникает нередко и  у  взрослых  людей.
Для  этого  достаточно  вспомнить  трудно переносимую ситуацию,
когда вдруг возникает  пауза  в  общении  и  появляется  период
времени,   не   заполненный   разговором,   причем   никто   из
присутствующих не в состоянии  придумать  ни  одного  уместного
замечания, чтобы не дать разговору замереть.
Люди  постоянно  озабочены  тем,  как структурировать свое
время. Мы считаем, что одна из функций жизни в обществе состоит
в том,  чтобы  оказывать  друг  другу  взаимопомощь  и  в  этом
вопросе.   Операциональный   аспект  процесса  структурирования
времени можно назвать планированием.  Оно  имеет  три  стороны:
материальную, социальную и индивидуальную.
Наиболее  обычным  практическим  методом  структурирования
времени является взаимодействие в первую очередь с материальной
стороной внешней реальности: то, что обычно  называют  работой.
Такой процесс взаимодействия мы назовем деятельностью.
Материальное   планирование   возникает   как  реакция  на
различного рода неожиданности, с которыми мы  сталкиваемся  при
взаимодействии  с внешней реальностью. В нашем исследовании оно
интересно лишь в той  мере,  в  которой  подобная  деятельность
порождает  основу  «поглаживаний»,  признания  и  других, более
сложных форм общения.  Материальное  планирование  не  является
социальной   проблемой,  оно  базируется  только  на  обработке
данных.   Результатом   социального    планирования    являются
ритуальные  или  полуритуальные  способы  общения. Его основной
критерий—социальная приемлемость, то есть  то,  что  принято
называть  хорошими  манерами.  Во всем мире родители учат детей
хорошим манерам, учат их произносить при  встрече  приветствия,
обучают  ритуалам еды, ухаживания, траура, а также умению вести
разговоры на определенные темы, поддерживая необходимый уровень
критичности и доброжелательности. Последнее умение  как  раз  и
называют  тактом  или  искусством  дипломатии, причем некоторые
приемы имеют чисто местное  значение,  а  другие  универсальны.
Например,  стиль  поведения  за  столом во время еды или обычай
осведомляться о здоровье жены может поощряться или  запрещаться
местными   традициями.   Причем  приемлемость  этих  конкретных
трансакций находится чаще всего в обратной взаимосвязи:  обычно
там,  где  не  следят  за  манерами  во  время  еды,  там  и не
справляются о здоровье женщин. И наоборот,  в  местностях,  где
принято    интересоваться   здоровьем   женщин,   рекомендуется
выдержанный стиль поведения за столом. Как правило,  формальные
ритуалы  во время встреч предшествуют полуритуальным беседам на
определенные темы; по отношению к последним мы будем  применять
термин «времяпрепровождение».
Чем  больше  люди узнают друг друга, тем больше места в их
взаимоотношениях начинает занимать индивидуальное планирование,
которое может привести к инцидентам. И хотя  эти  инциденты  на
первый  взгляд кажутся случайными (именно такими чаще всего они
представляются участникам), все же  внимательный  взгляд  может
обнаружить,  что  они  следуют определенным схемам, поддающимся
классификации.   Мы   считаем,   что   вся   последовательность
трансакции происходит по несформулированным правилам и обладает
рядом  закономерностей. Пока дружеские или враждебные отношения
развиваются, эти закономерности чаще всего  остаются  скрытыми.
Однако  они  дают  себя  знать,  как  только один из участников
сделает ход не по правилам, вызвав тем самым символический  или
настоящий    выкрик:   «Нечестно!»   Такие   последовательности
трансакций, основанные, в отличие от времяпрепровождения, не на
социальном,  а  на  индивидуальном  планировании,  мы  называем
играми.  Различные  варианты  одной  и  той  же  игры  могут на
протяжении  нескольких  лет  лежать   в   основе   семейной   и
супружеской жизни или отношений внутри различных групп.
Утверждая, что общественная жизнь по большей части состоит
из игр,  мы  совсем  не  хотим  этим  сказать,  будто они очень
забавны и их участники не относятся к  ним  серьезно.  С  одной
стороны, например, футбол или другие спортивные игры могут быть
совсем незабавными, а их участники—весьма серьезными людьми.
Кроме  того,  такие  игры бывают порой очень опасными, а иногда
даже чреваты фатальным исходом.  С  другой  стороны,  некоторые
исследователи  включали  в число игр вполне серьезные ситуации,
например каннибальские пиршества. Поэтому употребление  термина
«игра»  по отношению даже к таким трагическим формам поведения,
как   самоубийства,   алкоголизм,   наркомания,   преступность,
шизофрения, не является безответственностью и легкомыслием.
Существенной  чертой  игр  людей  мы считаем не проявление
неискреннего  характера  эмоций,   а   их   управляемость   Это
становится очевидным особенно в тех случаях, когда необузданное
проявление  эмоций  влечет  за собой наказание. Игра может быть
опасной для ее участников. Однако только  нарушение  ее  правил
чревато  социальным  осуждением.  Времяпрепровождения и игры—
это, на наш взгляд, только суррогат истинной близости.  В  этой
связи   их   можно  рассматривать  скорее  как  предварительные
соглашения,  чем   как   союзы.   Именно   поэтому   их   можно
характеризовать  как  острые  формы  взаимоотношений. Настоящая
близость  начинается  тогда,   когда   индивидуальное   (обычно
инстинктивное)    планирование    становится   интенсивнее,   а
социальные схемы,  скрытые  мотивы  и  ограничения  отходят  на
задний  план.  Только  человеческая  близость  может  полностью
удовлетворить сенсорный и структурный  голод  и  потребность  в
признании.  Прототипом  такой  близости  является акт любовных,
интимных отношений.
Структурный  голод  столь  же  важен  для  жизни,  как   и
сенсорный  голод.  Ощущение  сенсорного  голода и потребность в
признании связаны с необходимостью  избегать  острого  дефицита
сенсорных и эмоциональных стимулов, так как такой дефицит ведет
к   биологическому   вырождению.  Структурный  голод  связан  с
необходимостью избегать скуки. С.  Кьеркегор  описал  различные
бедствия,    проистекающие    от    неумения    или   нежелания
структурировать время.  Если  скука,  тоска  длятся  достаточно
долгое время, то они становятся синонимом эмоционального голода
и могут иметь те же последствия.
Обособленный  от  общества  человек  может структурировать
время двумя способами: с помощью деятельности или фантазии.
Известно, что человек может  быть  «обособлен»  от  других
даже   в   присутствии  большого  числа  людей.  Для  участника
социальной группы из двух или более  членов  имеется  несколько
способов    структурирования    времени.   Мы   определяем   их
последовательно, от более простых к более сложным: 1)  ритуалы;
2)  времяпрепровождение; 3) игры; 4) близость; 5) деятельность.
Причем последний способ может быть основой для всех  остальных.
Каждый   из   членов   группы   стремится  получить  наибольшее
удовлетворение от трансакций с другими членами группы.
Человек получает тем  большее  удовлетворение,  чем  более
доступен он для контактов. При этом планирование его социальных
контактов  происходит  почти автоматически. Однако некоторые из
этих «удовольствий» вряд ли могут быть так  названы  (например,
акт   саморазрушения).   Поэтому  мы  заменяем  терминологию  и
используем нейтральные слова: «выигрыш» или «вознаграждение».
В  основе  «вознаграждений»,   полученных   в   результате
социального   контакта,   лежит   поддержание  соматического  и
психического равновесия. Оно связано со  следующими  факторами:
1)  снятие  напряжения;  2)  избегание  психологически  опасных
ситуаций;   3)   получение   «поглаживаний»;   4)    сохранение
достигнутого равновесия. Все эти факторы неоднократно изучались
и    подробно    обсуждались    физиологами,    психологами   и
психоаналитиками. В переводе на язык социальной  психиатрии  их
можно назвать так: 1) первичные внутренние «вознаграждения»; 2)
первичные     внешние     «вознаграждения»;     3)    вторичные
«вознаграждения»;  4)  экзистенциальные  (т.е.  относящиеся   к
жизненной  позиции)  «вознаграждения».  Первые  три  аналогичны
преимуществам,    полученным    в    результате    психического
заболевания, которые подробно описаны у Фрейда. Мы убедились на
опыте,   что  гораздо  полезнее  и  поучительнее  анализировать
социальные    трансакции    с    точки    зрения    получаемого
«вознаграждения»,  чем рассматривать их как защитные механизмы.
Во-первых, наилучший способ защиты—вообще не  участвовать  в
трансакциях.   Во-вторых,   понятие  «защита»  только  частично
покрывает первые два типа «вознаграждений»,  а  все  остальное,
включая  сюда  третий  и  четвертый  типы,  при  таком  подходе
теряется.
Независимо от того, входят ли игры и  близость  в  матрицу
деятельности,   они   являются   наиболее   благодарной  формой
социального контакта. Длительная близость, встречаясь не так уж
часто, представляет собой в основном сугубо частное дело. А вот
важные социальные  контакты  чаще  всего  протекают  как  игры.
Именно они и являются предметом нашего исследования.

0

5

http://lib.ru/PSIHO/BERN/forms.txt

Эрик Берн. Формы человеческих отношений

0

6

Эрик Берн
Книги и статьи

--------------------------------------------------------------------------------

“Формы человеческих отношений”.
Одна из попыток классификации форм человеческих отношений.

Игры, в которые играют люди.
(Психология человеческих взаимоотношений)

Люди, которые играют в игры.
(Психология человеческой судьбы)
“Главная цель, которую преследовал Э.Берн в своих книгах, заключается в том, чтобы научить человека анализировать характер своего общения, научить использовать слова, мысли, интонации, выражения применительно к целям коммуникации (парадным, деловым или эмоциональным), помочь человеку в его умении анализировать свои слова и поступки, постоянно осмысливая их истинную суть и их восприятие собеседником. Э.Берн делает это с помощью ярких, остроумных образов, “взрывая” рутинные ситуации общения, которые чаще всего не замечаются нами в потоке повседневной жизни”. Из послесловия Л.Ионина и М.Мацковского к русскому изданию книги Берна “Люди, которые играют в игры” 1997 года.

Трансакционный анализ и психотерапия.

Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных.
Цель этой книги – объяснить динамику человеческой психики тем, кто заинтересован в понимании природы, а не в игре словами и заучивании определений. Я старался излагать идеи на практическом уровне, дающем, насколько возможно, ясную и простую картину сложных явлений. Во всех случаях, где это не было бы слишком уж неуклюже, я избегал длинных слов. Цель состояла не в том, чтобы сделать из читателя салонного психиатра, а в том, чтобы он мог лучше понять себя и других. Для читателей, заинтересованных в дальнейших подробностях, приведена обширная библиография, а для нуждающихся в технической терминологии добавлен в конце краткий словарь.

0

7

Психология малой группы:
Малая группа определяется как группа, в которой общественные отношения выступают в форме непосредственных личных контактов. Нижний количественный предел начинается с диады. Верхний предел не установлен.

Рассматривается также вопрос о соотношении понятий коллектива и малой группы; причем предполагается, что коллектив есть особое качественное состояние малой группы.

Выдвигается несколько принципов классификации малых групп по различающимся между собой основаниям, основанным на дихотомическом принципе:

лабораторные и естественные группы,
организованные (формальные) и спонтанные (неформальные) группы,
открытые и закрытые группы (по степени открытости),
стационарные и временные группы (исходя из фактора продолжительности существования),
членства и референтные группы (по степени значимости группы для индивида).
Говоря об истории исследований малой группы, выделяются следующие подходы зарубежных исследователей:

теория поля, берущая начало в работах К. Левина. Основной пафос исследования заключается в известном тезисе о том, что поведение личности есть продукт поля взаимозависимых детерминант. Структурные свойства этого поля представлены понятиями, заимствованными из топологии и теории множеств, а динамические - понятиями психологических и социальных сил.
интеракционистская концепция предполагает, что группа есть система взаимодействующих индивидуумов, функционирование которых в группе описывается тремя основными понятиями: индивидуальной активностью, взаимодействием и отношением.
теория систем развивает представление о группе как о системе. Близка к предыдущему подходу, та же попытка понять сложные процессы, исходя из анализа основных элементов. Концептуальный аппарат теории систем позволяет описать группу как систему взаимосвязанных позиций и ролей, и рассматривает группу как открытую систему.
социометрическое направление представлено множеством эмпирических исследований внутригрупповых отношений, но влияние социометрических работ на развитие теории малых групп минимально.
психоаналитическая ориентация базируется на идеях Зигмунда Фрейда и его последователей, фокусируя внимание преимущественно на мотивационных и защитных механизмах личности.
общепсихологический подход основывается на предположении, что многие представления о человеческом поведении применимы к анализу группового поведения. Это касается главным образом таких индивидуальных процессов, как научение, явления когнитивной (познавательной) сферы, мотивация.
эмпирико-статистическое направление выводит основные понятия групповой теории из результатов статистических процедур, например, факторного анализа.
формально-модельный подход конструирует модели группового поведения, используя математический аппарат теории графов и теории множеств.
теория подкрепления базируется на идеях скиннеровской концепции оперантного обусловливания.
В отечественной групповой психологии выделяются следующие исследовательские подходы:

деятельностный подход. Основывается на принципе деятельности. Приложение принципа деятельности к исследованию социальной группы привело к построению ряда теорий групповой активности, в том числе стратометрической концепции групповой активности А. В. Петровского. Также упоминается предложенный М. Г. Ярошевским программно-ролевой подход к исследованию научного коллектива и разрабатываемая Е. М. Андреевой модель социально-перцептивных процессов совместной деятельности.
социометрическое направление широко развито, как и в зарубежной психологии. Наибольший вклад в развитие этого направления внес Я. Л. Коломинский, занимавшийся конструированием различных социометрических процедур.
параметрическая концепция была разработана Л. И. Уманским. Основная идея состоит в предположении, что поэтапное развитие малой группы осуществляется благодаря развитию ее важнейших социально-психологических параметров.
организационно-управленческий подход. Основан на представлениях о социальной организации управленческой деятельности. У истоков его стоят психологи ленинградской школы во главе с Е. С. Кузьминым, проведшие многочисленные прикладные исследования групп и коллективов.
Что касается методологических принципов исследования группы, то авторы выдвигают как основные три следующих:

принцип деятельности,
принцип системности,
принцип развития.
Когнитивный (познавательный) план анализа групповых феноменов признается возможным в работе с малой группой. Чтобы быть уверенным, что полученные данные отражают картину реальной групповой жизни, необходимы:

опора на определенные методологические положения по проблеме сознания,
учет ряда закономерностей в области социальной перцепции,
использование соответствующих психометрических процедур.
Методологические средства анализа находят приложение в особо выделяемом авторами модельном подходе к изучению группы.

Здесь показано, как происходит складывание малой группы. Для этого:

раскрываются лежащие в его основе причины,
рассматривается последовательность движения группы по пути обретения ею признаков действительной коллективности,
описываются некоторые механизмы групповой динамики.
Возникновение организованной малой группы рассматривается как двухступенчатый процесс, состоящий, во-первых, в объявлении ее в качестве формального, официального звена социальной организации и, во-вторых, в наполнении ее конкретными индивидами, способными квалифицированно решать организационные задачи.

Далее рассматривается этапность развития малой группы. При этом выделяются следующие модели коллективообразования:

стратометрическая концепция А. В. Петровского, выдвигает в качестве критериев построения типологии групп во-первых, степень опосредованности межличностных отношений содержанием совместной деятельности и, во-вторых, общественную значимость деятельности. Развитие группы описывается как движение в своеобразном континууме, положительным и отрицательным полюсами которого являются соответственно коллектив (высокие позитивные показатели по обоим критериям) и корпорация (высокий позитивный показатель по первому и высокий негативный показатель по второму критерию). В центре располагается диффузная (неопределенная) группа, а промежуточные положения занимают просоциальная и асоциальная ассоциации.
параметрический подход, предложенный Л. И. Уманским, основан на представлении о социально-психологических параметрах группы, являющихся своеобразными критериями - отличительными признаками развития группы как коллектива. К числу таких параметров относятся: содержание нравственной направленности группы - единство ее целей, мотивов, ценностных ориентаций, организационное единство группы, групповая подготовленность в сфере той или иной деятельности, психологическое единство - интеллектуальная, эмоциональная, волевая коммуникативность, характеризующая процесс межличностного познания и взаимопонимания в группе, межличностные контакты эмоционального характера, стрессоустойчивость и надежность группы в экстремальных ситуациях. В зависимости от каждого из параметров группа располагается по степени своего развития в континууме, серединную точку которого занимает группа конгломерат, а полюсами являются коллектив и антиколлектив. Движение группы к позитивному полюсу - коллективу, сопряжено с последовательным прохождением ею двух качественно новых стадий - кооперации и автономизации. Между группой-конгломератом и группой-кооперацией возможно появление таких промежуточных уровней, как номинальная группа и группа-ассоциация.
двухфакторная, или двумерная модель Б. Такмена описывает динамику группового процесса исходя из учета условий, в которых формируется группа. Наличие двух сфер групповой активности - деловой (решение групповой задачи) и межличностной (развитие групповой структуры), положение группы в гипотетической последовательности развития, то есть, в соответствующей стадии. В каждой из указанных сфер предполагается прохождение группой четырех последовательно сменяющих дуг друга этапов.
В сфере межличностной активности:

стадия проверки и зависимости,
стадия внутреннего конфликта,
стадия развития групповой сплоченности,
стадия функционально-ролевой соотнесенности.
В сфере деловой активности:

стадия ориентировки в задаче,
стадия эмоционального ответа на требования задачи,
стадия открытого обмена релевантными интерпретациями,
стадия принятия решений.
Особо рассматривается развитие группы в экстремальных условиях и частные модели группообразования, где внимание обращается на какой-либо один аспект развития малой группы.

В плане раскрытия механизмов группообразования выделяют:

разрешение внутригрупповых противоречий, различные типы которых описаны А. Г. Кирпичником (противоречия между возрастающими потенциальными возможностями группы и ее актуальной деятельностью и между растущим стремлением членов группы к самореализации и самоутверждению и усиление тенденции включения личности в групповую структуру) и Ф. Шамбо.
“идиосинкразический кредит”, понимаемый Е. Холландером как своеобразное разрешение группы на отклоняющееся поведение, как одно из условий внедрения в жизнь группы элементов инновационности,
психологический обмен, рассматриваемый на примере одной из его разновидностей - ценностного обмена, понимаемого как обоюдное удовлетворение сторонами-участницами взаимодействия определенных социальных потребностей друг друга путем взаимного предоставления каждой из них другой стороне соответствующих ценностей, и рассмотренных на примере данных И. Олтмена, Д. Тейлора.
Также рассматривают характеристики сложившейся малой группы, особо выделяя структуру группы, функционирующие в группе нормы и групповую сплоченность.

При анализе структурной характеристики малой группы подчеркивается ее разномерность и разноуровневость.

Поуровневый анализ групповой структуры состоит в выделении определенных систем внутригрупповых отношений, иерархически располагающихся в “пространстве” группового функционирования. Различные типы групповых деятельностей задают и различные системы внутригрупповых отношений, деловых и эмоциональных. Реализация определенных инстуционально заданных функций в сфере ведущей деятельности группы порождает систему так называемых официальных отношений. Неофициальные отношения - отношения эмоционального типа, представляют собой различные неинструментальные формы межличностного общения. Учитывая соподчиненность групповых деятельностей, правомерно говорить и о соподчиненности производных от них систем отношений в групп, их поуровневом расположении. Имея в виду организационную целевую малую группу, это расположение может быть описано следующим образом: официальные отношения - неофициальные деловые отношения - неофициальные эмоциональные отношения.

Модель многоуровневой структуры, разработанная А. В. Петровским, включает несколько слоев (страт), каждый из которых характеризуется определенным принципом построения межличностных отношений и соответственно своеобразием проявления тех или иных групповых феноменов и процессов. Центральным звеном представляется сама предметная деятельность группы. Она определяет своеобразие социальных (официальных) отношений в группе. Три последующие страты являются психологическими. В первой фиксируются отношения каждого члена группы к групповой деятельности, ее целям, задачам, принципам, мотивации деятельности, ее социальный смысл для каждого участника. Во второй страте представлены межличностные отношения, опосредованные содержанием групповой совместной деятельности. Третий уровень представляет собой поверхностный слой межличностных отношений, применительно к которым ни коллективные цели деятельности, ни общезначимые для коллектива ценностные ориентации не выступают в качестве основного фактора, опосредующего личные контакты членов группы.

Другой возможный ракурс рассмотрения групповой структуры связан с ее пониманием как многомерного образования. Чаще всего упоминаются следующие измерения групповой структуры:

формально-статусное, дающее представление о субординированности позиций в системе официальных отношений,
социометрическое характеризует субординированность позиций в системе внутригрупповых межличностных предпочтений и представляет собой аналог неформальной статусной структуры группы,
модели коммуникативных сетей свидетельствуют о субординированности позиций в зависимости от расположения индивидов в системах информационных потоков и концентрации в них той или иной касающейся группы информации. Центральным моментом является выяснение эффективности решения группой проблем в условиях централизованных и децентрализованных коммуникационных сетей. К числу факторов, объясняющих, каким образом модели коммуникационных сетей определяют групповую эффективность, относятся:

способность членов группы к развитию организационной структуры,
степень свободы, с которой личность может функционировать в группе,
насыщение или информационная перегрузка, испытываемая членами группы в позициях коммуникативной сети,
уровень развития малой социальной группы.
позиции социальной власти отражают субординированность вертикальных расположений индивидов в зависимости от их способности оказывать влияние в группе. Д. Френч и Б. Равен выделяют пять типов социальной власти: вознаграждающая, принуждающая, лигитимная, референтная и экспертная.
лидерство отражает субординированность позиций индивидов в зависимости от их ценностных потенциалов и их ценностных вкладов в жизнедеятельность группы.
Выделяется два класса моделей групповой структуры: - статические описывающиеся элементами формальной логики и теории графов,
ориентированные на процесс и подчеркивающие временные изменения в структуре. Авторы рассматривают три такие модели:

Внешняя и внутренняя система Д. Хоманса, основанная на представлении о некоторых основных элементах группового поведения, к которым он относит индивидуальные действия членов группы, их эмоциональные отношения друг к другу и их взаимодействия в виде взаимосвязанного поведения. Каждая группа имеет своеобразную границу, внешней к которой является окружающая среда: физическая, техническая, социальная. Элементы группового поведения во внешней среде образуют внешнюю систему. Лежащие в основе группового поведения элементы, непосредственно не побуждаемые внешней средой, составляют внутреннюю систему.
Двухмерная модель Р. Бейлса делает акцент на взаимодействие делового и межличностного аспектов групповой структуры. Возрастающая в процессе решения стоящей перед группой задачи функциональная специализация участников ведет к дифференциации их позиций, перераспределению в доступе к имеющимся ресурсам и различиям в степени влияния на партнеров. Для успешного функционирования группы необходимо сбалансированность инструментального и экспрессивного измерения.
Предложенная Р. Кеттеллом концепция группового поведения получила название теории групповой синтальности. Ключевое понятие теории - понятие синергии, индивидуальной энергии, предназначенной для развертывания групповой активности. Часть синергии расходится на сохранение существования группы, часть направляется на достижение целей, ради которых группа создана.
Существенная характеристика жизни сложившейся малой группы - функционирование в ней процессов нормативного поведения, то есть, поведения, связанного с реализацией групповых норм. Основными положениями в характеристике функционирования норм в малой группе считаются следующие:

нормы есть продукт социального взаимодействия, возникающий в процессе жизнедеятельности группы, а также вводятся в нее более крупной социальной общностью.
группа не устанавливает нормы для каждой ситуации, а формирует их лишь относительно действий и ситуаций, имеющих некоторую значимость для группы.
нормы могут прилагаться к ситуации в целом, безотносительно к отдельным участвующим в ней членам группы, а могут регламентировать реализацию той или иной роли в разных ситуациях.
нормы различаются по степени принятия их группой.
нормы различаются по степени и широте допускаемой ими девиантности и диапазону применяемых санкций.
При классификации различных разработок нормативного поведения были выделены три крупных блока:

исследование нормативного влияния группового большинства были стимулированы работами С. Аша, положившими начало экспериментальному изучению феномена конформного поведения, в котором фиксировался факт согласия личности с мнением группового большинства - своего рода групповой нормой. Условия, способствующие его развертыванию, выделены в лабораторных экспериментах на индивидуально-личностном, групповом и деятельностном уровне. Делаются попытки выделения разновидностей конформного поведения. Л. Фейстингером описана публичная конформность. М. Дойчем и Г. Джералдом указаны два типа социального влияния на конформность в группе: нормативное и информационное, которые легли в дальнейшем в основу информационной теории конформности. В. А. Чудновский выделил два типа конформного поведения: внешнее и внутреннее. Г. Келмен описал три качественно отличных уровня конформного поведения: подчинение, идентификация и интернализация.
исследования нормативного влияния группового меньшинства берут начало в исследованиях С. Московиси, чья функционалистская модель социального взаимодействия проясняется следующими положениями:
влияние в группе распределяется неравномерно и осуществляется односторонне,
функция социального влияния состоит в том, чтобы сохранять и укреплять социальный контроль,
отношения зависимости обусловливают направление и величину социального влияния, осуществляемого в группе,
формы, в которых выступает процесс влияния, зависят от состояния неопределенности, испытываемого субъектом, и его потребности редуцировать эту неопределенность,
согласие, достигаемое благодаря взаимному обмену влиянием основывается на объективной норме,
все процессы влияния должны быть поняты как проявления конформности.
В рамках этой концепции изучаются поведенческий стиль меньшинства, социальные изменения и инновации, трактуемые подобно социальному контролю, как проявления влияния, “эффект ореола”.

Экспериментальная работа Ч. Немет показывает, что влияние меньшинства и большинства различается не только силой и открытостью, но и характером вызываемых у членов группы концентрации внимания, своеобразием процесса принятия решения.

- изучение последствий отклонения от групповых норм С. Шехтером представляет третье направление изучения нормативного поведения в группе. Оно показывает нам динамику развития и функции давления группы на отклоняющегося члена.

Групповая сплоченность также является предметом пристального внимания со стороны отечественных и зарубежных специалистов, не пришедших к единой дефиниции этого явления. Выделены следующие линии ведущихся в этой области исследований:

сплоченность как межличностная аттракция (привлекательность), развиваемая А. и Б. Лотт, определивших сплоченность как такое групповое свойство, которое является производным от количества и силы взаимных позитивных установок членов группы. К числу причин сплоченности авторы относят частоту взаимодействий индивидов, кооперативный характер их взаимодействии, демократический стиль руководства, фрустрацию и угрозу течения группового процесса, статусные и поведенческие характеристики членов группы, разнообразные проявления сходства между людьми, успех в выполнении группового задания и т.д. В числе последствий агрессивное поведение в отношении несимпатичного группе лица, более благоприятная оценка членами группы ситуаций межличностного взаимодействия, изменения в оценке других лиц, рост конформного поведения, возможно возрастание продуктивности группы,
сплоченность как результат мотивации группового членства описано Д. Картрайтом, предложившим модель групповой сплоченности, как некоей результирующей сил или мотивов, побуждающей индивидов к сохранению членства в данной конкретной группе. Совокупность этих сил представлена в модели следующим набором переменных:
мотивационная основа тяготения субъекта к группе,
побудительные свойства группы, классификация которых рассмотрена наиболее полно,
ожидание или субъективная вероятность того, что членство будет иметь для субъекта благоприятные или отрицательные последствия.
сплоченность как ценностно-ориентационное единство, являясь как бы антитезой двум предыдущим подходам, развивается А. В. Петровским.
Г. М. Андреева и А. И. Донцов, соотнеся три психологических уровня (страта) разработанной А. В. Петровским модели многоуровневой структуры межличностных отношений с различными возможными проявлениями сплоченности, нашли, что третьему психологическому уровню модели соответствует сплоченность, базирующаяся преимущественно на эмоциональных контактах членов группы, второму психологическому уровню - сплоченность, выраженная в совпадении у них ценностей, связанных с процессом совместной деятельности, первому уровню - сплоченность, в основе которой лежи т разделение всеми членами группы общих целей групповой деятельности, то есть, сплоченность как единство целей групповой деятельности или целевое единство группы.

Экспериментальное воплощение представлено тремя крупными исследовательскими направлениями. Первое, связанное с работами Р. С. Немова и Ю. В. Янотовской, ориентировано на изучение специфики ценностно-ориентационного единства в группах, различающегося по характеру реализуемой ведущей деятельности. работы второго направления, выполненные Т. Б. Давыдовой, В. В. Шпалинским и др., содержат материалы о связях ценностно-ориентационного единства группы с процессами социального контроля в ней, ее организованностью и работоспособностью. Третье направление представлено исследованиями А. И. Донцова, выделившего одну из высших форм ценностно-ориентационного единства в группе - предметно-ценностное единство, в котором отражено совпадение ценностных ориентаций членов группы, касающихся предмета совместной групповой деятельности, и экспериментально показавшего правомерность подобного понимания сплоченности.

Далее описание функционирования малой группы.

В качестве целостной системы малая группа вписана в определенную среду: физическую, техническую, социальную. Экологические факторы обуславливают многие поведенческие эффекты индивидуального и группового характера, в ряде случаев (например, в экстремальных условиях) значительно обостряя их проявления и отражаясь на эффективности функционирования группы.

Другая важная определяющая групповой динамики - личностные особенности участников группового процесса. Их рассмотрение построено на работе М. Шоу, который, пытаясь сгруппировать характеристики членов группы, разбил их на три класса переменных: биографические характеристики (возраст, пол, образование), способности (интеллект и отдельные знания и умения) и черты личности, которые были сгруппированы в пять крупных блоков:

межличностная ориентация
социальная сензитивность
стремление к власти
надежность
эмоциональная устойчивость.
Предлагается альтернативный подход, определяющийся необходимостью обязательного соотнесения тех или иных индивидуальных характеристик членов группы с ее деятельностным контекстом, то есть реализуемыми группой типами совместной деятельности.

Влияние личности на групповой процесс осуществляется через систему межличностных отношений, связывающих членов группы в единое целое и на молекулярном уровне представленном внутридиадным “полем”. Первичным структурным компонентом этих отношений выступает социально-перцептивный акт, в развитых своих формах испытывающий воздействие многочисленных факторов и в свою очередь воздействующий на эффективность группового функционирования. Развертывание внутригрупповых межличностных отношений многообразно: оно идет как к гармонизации, отражающейся в совместимости членов группы, так и к дисгармонизации, примером которой является межличностный конфликт.

На всем протяжении процесс группового функционирования может рассматриваться как решение группой стоящих перед ней задач, которые в свою очередь имеют определенную структуру, организуются на основе структурных схем в соответствующие типологии и своими характеристиками влияют на течение группового процесса и его эффективность. Что же касается собственно решения групповой задачи, то оно может быть описано совокупностью разнообразных социально-психологических феноменов (типа сдвига риска, групповой поляризации и т.п.), представляющих те или иные моменты как целостной жизнедеятельности группы, так и поведения отдельных ее членов.

Успешное развертывание группового процесса требует немалых усилий по его организации, поддержанию целевой направленности, координации индивидуальных действий. Пятая глава рассматриваемой работы посвящена основам феноменам управления малой группой: лидерству и руководству. В то время как посредством лидерства осуществляется организация и управление системой неофициальных отношений, руководство может оказывать влияние практически на все системы внутригрупповых отношений: официальных и неофициальных.

Далее показаны различные описания руководства в современной социальной психологии:

руководство трактуется как системный феномен, предполагающие вероятностный характер связи между важнейшими его переменными ( модель Ф. Фидлера),
руководство как реализация обмена в системе взаимодействия “руководитель - группа (подчиненный)” (модель Д. Грена),
руководство как когнитивный (познавательный) феномен, являющийся следствием процессов социального восприятия (модель С. Грина и Т. Митчелла).

  http://www.psyworld.ru/for-students/abs … 30-22.html

0

8

отмечены вопросы красным на которые есть ответ. четко по учебнику Андреевой.

Вопросы к экзамену
1.  Место соц.психологии  в системе научных знаний
2.  Историческое формирование соц. психологических идей

3.  Методология соц. психологии
4.  Общественные отношения, социальная роль
5.  Межличностное общение
6.  Модели коммуникации
7.  Коммуникативные барьеры
8.  Невербальная коммуникация
9.  Транзактный анализ
10. Типы взаимодействия
11. Социальная перцепция
12. Механизмы соц. перцепции
13. Точность межличностной перцепции
14. Стереотип
15. Эффект ореола, галло-эффект
16. Казуальная атрибуция. Модели Келли
17. Фундаментальная ошибка атрибуции. Атрибуция здравого смысла
18. Межличностная аттракция
19. Основные характеристики группы
20. Групповые процессы
21. Классификация групп
22. Большие  группы, организованные
23. Большие группы, неорганизованные
24. Способы воздействия в стихийных группах
25. Определение малой группы и количественная оценка
26. Классификация малых групп
27. Социальная фасилитация
28. Эффект присутствия
29. Социальная ленность
30. Конформизм
31. Групповая сплоченность
32. Социлизация.

ЗЫ: совет от старосты: перед экз по соц.псих. прочтите свою курсовую))) спросит точно о чем писали)))

+1

9

Танюш ну ты прям молодец у нас а не староста цены те нету, спасибо, а то у меня всё в тетрадке кое как написанно ***********

0

10

http://www.alleng.ru/edu/psych1.htm

тут много интересного  по психологии)) шпоры и по общей и социальной и т.д. удачи)))

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC